Проходящий мимо (nashingyou) wrote,
Проходящий мимо
nashingyou

Средневековая Корея

Хванджини из Сонъдо

В свои двадцать лет она стала еще прелестней. Однажды один молодой человек увидел Хванджини, был пленен ее внешностью и заболел от тоски по ней. Перед смертью он открылся матери и попросил, чтобы после смерти его гроб пронесли перед домом Хванджини.
Когда гроб проносили мимо дома, Хванджини заинтересовавшаяся, что за беспричинные стоны и жалобные крики и почему гроб остановился перед ее домом и не двигается дальше, вышла во двор и узнала, что влюбившийся в нее несчастный молодой человек завещал пронести свое тело мимо ее дома. Хванджини было немного стыдно, что из-за нее умер человек.
- Я не смогу себе простить смерть этого человека! – закричала Хванджини и положила свое нижнее белье на гроб.
После чего носильщики продолжили свой путь к кладбищу. После этого дня Хванджини решила стать кисэн (корейский вариант японской гейши) и дарить свою любовь всем мужчинам поровну.
Кисэн тех времен все поголовно были при дворе. Среди девушек выбирались кроткие душой, красивые лицом и телом и с хорошими навыками танца и пения и назначались придворными кисэн. В то время в Сонъдо жил один богач по фамилии Сон, который любил покутить. Являясь наместником, он обладал неограниченными правами в Сонъдо тех времен, и однажды он должен был провести знатный банкет в честь высокопоставленной особы, где принимала участие и Хванджини. Она держала себя в меру раскованно, но с достоинством, в каждом движении читалась грация. Все обратили на нее свои взоры, как будто это была какая-то знаменитая актриса. Среди них наместник Сон хвалил и восхищался Хванджини больше всех:
- Наконец-таки в Сонъдо появилась актриса достойная его пятисотлетней истории, - подозвал к себе Хванджини и продолжил. – Я не могу звать тебя кисэн, ты скорее фея, спустившаяся с небес. Желаю, чтобы ты всегда цвела как лилия ёджи которая принадлежала матери императора Со.
На весь банкет наместник Сон усадил Хванджини подле себя и рассказывал ей тайные интимные пошленькие истории. Хванджини ничуть не смущаясь слушала хозяина и всячески развлекала его. Но за всем этим пристально следила наложница наместника Сон, которая в свое время была знаменита в Пхеньяне, через дверную щель. И чем больше она смотрела на Хванджини, тем более понимала на сколько она красива. Ее слова и движения были естественны, танцы, пение и игра на комунго были неподражаемы. Она была разозлена и гнев подымался у нее из груди. Наложница терпела, т.к. не могла ничего сказать во время празднования, но ее злая душа рвалась наружу, и приходилось ее сдерживать.
- Да, у нее внеземная красота! Я больше не могу терпеть!
Наложница наместника Сона не выдержала и вбежала в торжественный зал. Прислуга во время опомнилась и затащила наложницу обратно в комнату. В этом бардаке Хванджини даже не повела бровью и продолжала так же величественно сидеть. Но у наместника Сона больше не было настроения и он окончил гуляния – гости разошлись.
Через некоторое время наместник Сон опять проводил гуляния в честь дня рождения своей матери. Т.к. наместник Сон имел очень весомое положение в обществе, то на эти гуляния в Кэсон приехали все знаменитые актрисы из Ханъяна (старое название Сеула). Также приехали ученые, дворяне и государственные деятели не только из его но и из соседних провинций – так что в этот раз банкет был и в самом деле грандиозным. Каждая из кисэн тоже хотела выделиться – ведь это был отличный шанс показать себя, поэтому одели свои самые лучшие одежды и нанесли толстый слой макияжа, поэтому гуляния обещали быть интересными. Но Хванджини одела свои будничные одежды и почти не использовала макияж. Ее скромный вид делал ее белым аистом среди толпы кур других кисэн. Поэтому взгляды всех присутствующих, наоборот, обращались только к ней.
Когда гости вдоволь наелись и напились Хванджини начала развлекать гостей - петь и играть на музыкальных инструментах… весь зал затих как мыши чтобы сполна насладиться ее талантом. После первой песни весь зал зааплодировал и стал хвалить Хванджини, а сам наместник Сон встал и налил собственноручно ей рюмку водки:
- Хванджини, великая актриса Сонъдо, сыграй нам что-нибудь еще!
При этих слова жужжащая толпа снова притихла в ожидании. Ее голос был чист, а в каждом слове песни чувствовалась ее безграничная душа. Ее голос был прозрачен как чистое небо и переливался бриллиантами. Высокие и низкие тона, мелодичные переливы разливались по всему залу. Наместник Сон был очень доволен, стучал от радости себя по коленям и не переставал хвалить ее.
- Замечательно! Великолепно! Этот чистый голос, наверняка, дошел до самого неба!
- Гениально!
Каждый из гостей нахваливал Хванджини. Среди них был один старый музыкант, который воскликнул:
- В свои семьдесят лет я впервые слышу такой чистый голос. Этот голос достоин только человека познавшего суть бытия! Не поверю, если скажут, что в мире где-то есть еще такой голос, - захваливал он Хванджини до сухости во рту.
Tags: korea, linguistic
Subscribe

  • Свободные/Специальные Экономические Зоны

    1) Республика Казахстан Индустриальный парк "Металлургия-Металлобработка" http://ipm.kz от http://www.spk-saryarka.kz Нормативная База…

  • (no subject)

    Намедни в Корее был black-out и многие регионы остались без электричества на длительный (по корейским меркам) срок - несколько часов и более.…

  • Отдохнуть от будней

    Давно ничего не писал на околокорейскую тему. Вот решил выложить драфт-транслэйт одного из рассказов из серии о Хванджини (очень знаменитая корейская…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments